А У НАС В КВАРТИРЕ ГАЗ...
(Что слышно в Германии)

Мы совсем не информируем материкового читателя о том, что происходит тут у нас, в "Вестфалии бузинной", как выразился Багрицкий, да и вообще в Германии. А тут у нас происходит...

Например, на конкурс в Берлине "Лучшая книга года" по-прежнему приходит много материалов с материка, даже скорее они в основном с материка, а не германского производства. Поскольку к жюри конкурса мы имеем некоторое отношение (какое  не скажем), то многие вещи известны нам уже заранее. Но об этом позднее, ближе к финалу.

Интервью М.Шансон в Эллен Фрик будет, наоборот, как раз вовремя, поскольку книжка Э.Фрик "Стихи из прошлой жизни" вышла у нас недавно, в марте.

frick   cov

Стихи в книжке хорошие, нам они понравились  в них есть нечто... неожиданное уж во всяком случае.
Как здесь:

*****

Мне даны невесомость и крылья,
И очей очарованных свет,
Далека от земного насилья,
Но близка к равновесью планет.

Мне дано пониманье законов,
Мне всё звёздное море к ногам,
Ослепительный слог лексиконов!
Восхитительный стих панорам!

Я учусь быть нацеленной в дали,
Не склонясь земляникой к земле,
Только ангелы вот наказали
Постепенно стать женщиной мне.


А вот и само интервью.

В аккурат к христианскому празднику Вербному воскресенью (оно празднуется за неделю до Пасхи, а в этом году пришлось на дату – 1 апреля), я получила в руки книгу Эллен Фрик «Стихи из прошлой жизни». Первая книга – как собственный день рождения,  радостное незабываемое событие, и мы все надеемся, что книга, найдя отклик в мыслях, душах и сердцах, будет не последняя. В день Вербного воскресенья нельзя работать, ругаться и обижаться, посему мои вопросы к поэтессе, художнику-дизайнеру, модератору Боннского радио и автору книги Эллен Фрик, соответственно «в которых не хватает главной строчки, а в тех, что есть, так не хватает нас» (прим. – строчка из стихов Э. Ф.) – не предвещают никакой каверзы. Однако информационное пространство заполнено по максимуму, что, в общем-то, для меня явилось огромной неожиданностью.

ВСЁ ПРИХОДИТ НИОТКУДА И УХОДИТ В НИКУДА

М. Ш. – Эллен, расскажи, пожалуйста, о себе, немного о своей родословной, то, что ты считаешь важным. Где ты родилась? Когда? Почему эмигрировала из Казахстана в Германию?
Э. Ф. – Я родилась в 1972 году. В Германии с 1995 года. История моей родословной мало кого может заинтересовать. Она как у бродячих собак, которым нигде толком нет приюта, а если он находится, то ненадолго. По моей фамилии видно, что я из российских немцев и моим предкам довелось на себе испытать все то, о чем не раз писалось в книгах, газетах и журналах. Моей прабабушке повезло – во время войны никто из детей не умер, поэтому все соседи ей говорили, что она ведьма. А она была очень набожная. Когда их в сорок первом выкинули из поволжского дома, она успела взять с собой бидончик молока и библию. Это было всё.
Но моя бабушка умела целить заговорами. И в деревне под Павлодаром, и потом, в Алма-Ате, она заговаривала раны, нарывы, лечила от разных болезней. Библию бабушка начала читать в шестьдесят лет, причём на немецком языке, выучив самостоятельно немецкий алфавит. До этого она ни русскую, ни немецкую школу не посещала, потому что шла война. Но по-русски она писала. Родители мои обычные люди, работящие, стихов не читают, но посещают церковь, блюдут посты, время молитвы. И слава Богу.     

М. Ш. – Кто ты по профессии? Перечисли все свои специальности, включая и те, которым училась в Казахстане. Твой профессиональный путь от Putzfrau до художника-дизайнера.
Э. Ф. – После школы год училась в театральной студии. Из Казахстана я привезла диплом воспитателя детского сада, и его в Германии, естественно, не подтвердили. Когда старшей дочери было два года, я решила выучиться на дизайнера, потому что любила рисовать. В Германии обучение в заочных школах, как частных, так и государственных, платное, и поэтому я бралась за любую работу, и на немецких кухнях, и в отелях в качестве горничной. Рисовала по ночам. Потом родилась младшая дочь. Рисовать по ночам оказалось невозможным. Но... все-таки мне удалось успешно закончить обучение, и этот диплом как нельзя кстати пригодился. Мой шеф, он же мой будущий муж, по этому диплому взял меня к себе на радио-точку как дизайнера. Очень быстро я научилась «делать» радио, а затем получила сертификат продуцента. Но радио – не то, о чём я мечтала, это не моя страсть. Это просто ремесло, с которым мне придётся в будущем всё же попрощаться.

М. Ш. – Эллен, расскажи о своей семье. Я знаю, что она у тебя необычная.
Э. Ф. – Семья со вторым замужеством выросла. У нас с мужем три дочери – Карин и Элис (из моего первого супружества) и Свея (из его). Свея занимается профессионально журналистикой, пишет на заказ книги, серьезно занимается спортом и помогает в бизнесе своему мужу, который несколько лет назад тоже опубликовал книгу по инженерии. Карин учится в университете в Берлине. Она изучала американскую литературу и культуру, но хочет заняться биологией. Моя старшая дочь с двенадцати лет пишет стихи. С годами, постепенно, у неё сложился более серьёзный подход к литературе – эссе, мемуаристика на немецком и на английском языках. Карин многие годы участвовала в проектах на радио. Младшая дочь Элис учится в двенадцатом классе и начинает писать тоже. Мой муж Ульрих Марион на данный момент готовит к печати свою очередную книгу стихов. Поэтому нам не обязательно ходить на литературные вечера – они у нас проходят дома. Меня окружают одни писатели. [смеётся]

М. Ш. Когда ты начала писать стихи? Имеется ввиду и возраст, и душевное состояние, порыв.
Э. Ф. Рифмовать я умела уже в детстве с двух-трёх лет, а писать настоящие (как мне кажется) стихи начала после одного чудесного сна. Мне приснилось, что я стою у моста и каким-то странным образом его хорошо вижу, хотя по обеим сторонам перил клубился туман. На другой стороне моста стоял Владимир Высоцкий и пристально на меня смотрел. Потом, видя, что я не решаюсь пройти по мосту, сам подошёл ко мне и перевёл на другую сторону. На этом я проснулась. И до сих пор перед тем, как мне написать что-нибудь значимое, я вижу во сне Владимира Семеновича, хотя с тех пор  прошло уже много-много лет. Да и стихи, как говорится, «и приходят ниоткуда, и уходят в никуда». В основном, конечно, когда думаю о Создателе. Это, пожалуй, самые светлые минуты жизни, даже если этот свет приходит через боль.   

М. Ш. – Эллен, ты не только дизайнер, ты художник от бога. Техника – роспись по шёлку. Насколько я вхожа в эту тему, искусство изготовления шёлка было открыто в Древнем Китае более пяти тысяч лет назад и дальше распространилось по всей Азии. Бумагу же изобрели позже. А вот ткань использовалась как основной носитель в живописи и письме. В то время в Индии стал популярным метод горячего батика, когда с помощью воска намечались линии рисунка, которые предотвращали растекание и смешивание красок. Шёлк позволял намного дольше сохранять яркость цветов, чем другие ткани или бумага. А в холодном батике до сих пор используется сок растений. Откроешь нам некоторые секреты относительно этой волшебной техники?
Э. Ф. – Нет, секреты умрут со мной. Живопись это то, что я тоже люблю, хотя, если судить строго, то художник из меня никакой. Пишу слишком простой техникой (Zerlauf). Хотя с эзотерической точки зрения все мои картины – уникаты, или же Einzigartigkeit (нем. – исключительность, беспримерность, неповторимость). Что это такое? Если коротко – картинки параллельных миров, только в цвете. Сюжеты картин, так же как и стихи, приходят ниоткуда, и как они выливаются по средством моих рук на материал, тоже для меня загадка. Я их просто вижу. И иногда мне кажется, что я «знаю», как их нужно писать. Всё создается само собой на любом материале, будь это батик, акварель или масло. Любимых цветов нет.  Жизнь, это калейдоскоп красок, ни один из цветов не выкинешь. Нужно бережно относиться к любому цвету. Даже к черному. Во всем есть смысл.
Я училась заочно на график-дизайнера в Дармштадте, закончила заочное обучение с дипломом в 2000 году и не знала, что этой профессий можно заработать себе только на черствый хлеб. Многие дизайнеры, чтобы удержаться на плаву, принимают наркотики. Мой метод – это медитация. К тому же я не нахожусь глубоко в профессии. Частично меня обеспечивает муж.

М. Ш. Сальвадор Дали был сюрреалистом. Твои же картины, как мне кажется, альянс нескольких жанров искусства. Основа сюрреализма — совмещение сна и реальности. Для этого сюрреалисты предлагали абсурдное, противоречивое сочетание натуралистических образов посредством коллажа и технологии «ready-made». Считается, что картины, не рисуют, а пишут. Как пишешь картины ты? Что берёшь за основу? Сны?
Э. Ф. – Агнесс Госсен [председатель литературного общества российских немцев a.D.] говорит, что у каждого писателя есть свой читатель. Думаю, что у каждого художника есть свой поклонник. Просто иногда художник рождается раньше времени и черпает свои произведения из будущего. Так же, как в поэзии. Из творчества Бориса Пастернака видно, что он свои стихи умело «делал», подбирал рифмы, сочетал слова, а творчествo Александра Пушкина можно судить иначе. Его стихи – дар небес. Что касается сюрреализма, то я считаю так: можно многое «придумать», составить новый домик из старых кубиков. А можно получить, скажем так, «посланием с небес» абсолютно новый материал для абсолютно нового проекта. И то и это ценно. Что-то приуменьшать или что-то преувеличивать не стоит.

М. Ш. – Эллен, ты работаешь с коллажами, то есть с картинами других художников. Насколько это сложно? Как долго ты работаешь, к примеру, над одной обложкой, по времени, естественно?
Э. Ф. – Для обложки своей книги «Стихи из прошлой жизни» я брала фотографию со своей собственной картины. Это моя индивидуальная проекция в параллельном мире, когда меня поднимает на особый уровень духовности. Сейчас объясню. Чем тоньше тело, тем меньше изменений. Самое тонкое тело — это Сознание, там изменений вообще нет. Я вижу мир из точки этого Сознания. Поэтому никакую другую фотографию я в книгу не вставила. Обложку пришлось делать очень быстро, даже не за два часа. Из-за компьютерной поломки (а в Германии компьютеры тоже ломаются) мне пришлось выслать в издательство совсем не ту обложку, которую планировала изначально. И всё-таки как хорошо, что в этом мире не всё идеально. Кстати, открою небольшой секрет, сейчас времена такие, что составление коллажей из чужих картин карается штрафом.

М. Ш. – Расскажи о твоих проектах на радио. Ты вещаешь не только на немецком, но и на русском языке? Часто ли ты встречаешь на своих проектах выходцев из бывшего Советского Союза (немцев-эмигрантов из России, Казахстана, Башкирии, Киргизии, Украины, Прибалтики, Польши)? Освещались ли в твоих радиопрограммах актуальные темы по развитию и сохранению немецкого этноса в Казахстане?
Э. Ф. – Я работаю на радио LoCom Medien Akademie Bonn. Förderverein Lokalradio Bonn/Rhein-Sieg. Шеф, Ульрих М. Голинске – потомок польского графа. Начало моей трудовой деятельности – 2005 год. Естественно я вещаю на двух языках, но в основном по-немецки. За это время группа, в которой я работала, получила три денежных награды и почётные грамоты. Первая – «Пути из насилия»,
 проект радиопередачи с подростками из эмигрантских семей разных национальностей, отмечен городскими властями Бонна. Вторая – «За лучшую аранжировку радиосказки на конкурсе радио точек по всему Нордpайн-Вестфален», и третий приз – «За содействие в интеграции в городе Бонне». Моя группа работала в разных городских муниципальных проектах с трудными подростками из Бельгии, Франции и из самой Германии. Мы обрабатывали интервью с такими политиками, как Кристиан Вульф (в то время он был бундеспрезидентом), Ульрих Кельбер, Феликс фон Грюнберг и многими другими. А также бессчётное количество интервью с не политиками. Я со своими помощниками выпустила множество передач в защиту мира, в защиту прав человека и животных. И всех в нашей семье удручает, что Европейцы усугубляют и усугубляют конфликты, которые могут привести к войне. По последнему вопросу я отвечу так: думаю, что само радио, так же как любой орган печати, один из наиважнейших способов передачи информации. А следовательно, он даже того не желая, и сохраняет, и объединяет, и развивает немецкую культуру как на своей территории, так и привносит что-то новое в другую страну. Ведь радиоконтакты, так или иначе, выходят за рамки отдельного государства. А так как я по крови немка и родина моя – Казахстан, я очень часто вольно или невольно (словно проводник) сохраняю и передаю дальше тот или иной опыт разных народов и разных национальностей. Казахстану же я всегда отвожу главную роль (если речь идёт о сохранении немецкого этноса в этой стране). 

М. Ш. – Кто тебе помогал в работе со сборником стихов? Как ты вышла на издателя Edita Gelsen и почему именно там издала свою первую книгу, ведь в Германии, как мне известно, достаточно других издательств?
Э. Ф. – Я взяла адрес издательства из книги Анжелики Миллер «Формула Вселенной неизвестна» и списалась с издателем. Еще раньше слышала о нем хорошие отзывы от коллег. Мой муж тоже готовит свою книгу для издательства «logobo», только на немецком языке. Лектором моего сборника была Надежда Рунде, которая постоянно берётся за непростую работу редактора-корректора. Она также родилась в Казахстане, (г. Кустанай), она журналист со стажем, бессменный сотрудник "ДАЦ", автор многочисленных статей по всей Германии и за рубежом, детская сказочница и поэт. Остальные все идеи по книге – мои собственные.

М. Ш. – У тебя есть стихи, на которые написана песня: «О чём грустят поэты?». О чём грустишь ты? Какие твои мечты не осуществились?
Э. Ф. Это больше шуточное стихотворение. Хотя конечно, можно до бесконечности грустить о своей не эффективности и не совершенстве, но пока я пишу такие стихи – я вижу в окне Луну. Она ведь сегодня вышла! И на столе был хлеб к завтраку и к ужину. И был вкусный обед. И все те, кого я люблю – сегодня утром проснулись, а сейчас готовятся лечь спать. И мой муж сегодня говорил мне ласковые слова и комплименты.
И это было бы чудовищной неблагодарностью к Всевышнему, если бы я решила сегодня загрустить.

М. Ш. – Представь, что тебе выпала возможность прожить жизнь ещё раз. Что бы ты изменила? В какой момент (на распутье) выбрала бы другое направление или путь (дорогу)?
Э. Ф. – Я стараюсь жить здесь и сейчас. Прошлое мертво. Я часто себе говорю – дорогая, ты – это настоящий момент. Эдит Пиаф пела: «Non, je ne regrette rien» [фр. – Нет, я ни о чём не сожалею!] – как учит нас буддийское учение. И это моя самая любимая песня.

М. Ш. – Назови, пожалуйста,  три слова, значение которых являются самыми важными в твоей жизни?
Э. Ф. – Верность. Умиротворённость. Любовь.

Эллен Фрик, 1-4. 04. 2018 г. Интервью провела Мари Шансон




Если найдется минутка, беремся и дальше информировать гостей нашей страницы о том, что делается в "Эдите". А может, у этих сообщений появится другой формат: во всяком случае последние пару месяцев мы вовсю экспериментируем со студией "5-й угол", где планируем через YouTube знакомить зрителя с событиями нашей тутошней жизни. Так что до новых встреч!
5ugol